КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ
Адвокатская палата
Новосибирской области*
630008, г. Новосибирск, ул. Кирова, д. 48,
офис 604, тел. (383) 349-51-20
email: zhukov-partners@mail.ru
Главная \ Наши публикации и комментарии СМИ \ Галина Жукова: "Адвокат в суде должен быть заметен"

Наши публикации и комментарии СМИ

Галина Жукова: "Адвокат в суде должен быть заметен"

С конца 80-х годов прошлого столетия представители высшей власти говорили о намерении создать правовое государство. Потом об этом тихо забыли, и Россия таковым так и не стала. До сих пор мы часто слышим от представителей государства всех уровней о верховенстве права, но в жизни до торжества закона ещё далеко. Поэтому адвокаты и выглядят зачастую как оппозиционеры, только не к государству, а к отдельным его представителям, привыкшим толковать и применять закон так, как им выгодно. Главный вклад в становление правового государства в России могут сделать только миллионы рядовых граждан, которые в судах опровергнут не от хорошей жизни сложившуюся поговорку: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся".

Считается, что для чистоты помыслов неплохо время от времени консультироваться с психотерапевтом. Для чистоты дел - с адвокатом. Но это на Западе. У нас же и с врачом, и с юристом по традиции говорят только в угрожающих ситуациях. Почему? Об этом мы беседуем с соучредителем коллегии адвокатов "Жуков и Партнёры" Галиной Жуковой.

- Галина Васильевна, вы более 10 лет работаете адвокатом. Как, по вашему мнению, изменилась судебная система?

- Наверное не в лучшую сторону, но это лично моё мнение.

- То есть сегодня личные адвокаты нам нужны как никогда? А чем они помогают в условиях отсутствия правовой системы государства, обеспечивающей максимальное соблюдение прав человека?

- Допустим, в рамках следствия Вы приглашены в качестве свидетеля (с перспективой стать обвиняемым). Даже на этой стадии адвокат защищает ваши права и законные интересы. Обычный человек не знает многих нюансов следствия. Например, если он хочет уточнить свои записанные показания, то имеет право в том же протоколе допроса написать: "Дополняю: мною имелось в виду...". Так же и адвокат может написать свои замечания. Это - помощь специалиста, подобная работе вашего лечащего врача... Такие нюансы очень важны. Допустим, в рамках какого-то дела я читаю показания потерпевшей, где есть иноязычные слова. А потерпевшая - больная эпилепсией, и термины явно не из её лексики. Возникает сомнение: либо показания даны под давлением, либо подсказаны. То есть здесь вероятное процессуальное нарушение закона, что может полностью изменить перспективу, скажем, уголовного дела.

- Я знаю, что равенство сторон защиты и обвинения и состязательность в суде у нас по традиции остается лишь декларируемой нормой, и адвокаты на практике законом поставлены в довольно жесткие условия. Получается, что фиксация процессуальных нарушений во время следствия - это один из самых действенных способов защиты обвиняемого?

- Не только, но такие нарушения случаются часто. Недавний случай из моей практики. В одном из районов Новосибирской области двое граждан избили, скажем так, любителя выпить. Пострадавший отказался от госпитализации и через несколько дней умер. Эксперт указал причину смерти: посттравматическая пневмония. Однако следователь вовремя не ознакомил меня и моего подзащитного с постановлением о назначении экспертизы, не предоставил возможность поставить перед экспертом вопросы. После завершения расследования я передала ксерокопию заключения другим экспертам, которые не нашли связи смерти потерпевшего с полученными в драке телесными повреждениями. Первоначально мною было получено заключение специалиста, проведена повторная экспертиза, и в итоге это мнение возобладало. Преступление моего подзащитного было переквалифицировано. И он был освобожден в зале суда. А грозило ему, между прочим, до 15 лет тюрьмы.

- Нескромный вопрос: сколько Вы получили за выигранное дело?

- У нас нет зарплат, только гонорары, размер которых определяется соглашением сторон и составляет адвокатскую тайну. Суть адвокатской тайны, в частности, в том, что я не имею права без разрешения своего доверителя разглашать условия соглашения.

- Но если ваш подзащитный действительно виновен? Наверное, психологически трудно защищать такого человека?

- Защищать его права. Что касается психологии, процент циничных преступников очень небольшой. Практически всегда у правонарушителя есть свое объяснение случившегося. Кроме того, когда общаешься с матерью или близкими подзащитного, то начинаешь видеть другие грани его личности... Иногда следователи говорят мне: "Вы же понимаете, что он совершил это преступление". Да, но Вы докажите это, как требует закон. И притом, мы же не преступление защищаем.

- Давайте поговорим о гражданском праве. По всей видимости, здесь услуги адвоката не менее важны, чем в уголовных делах?

- Допустим, Вы дали кому-то деньги в долг при пяти свидетелях, но расписки не взяли. Деньги Вам не вернули. И Вы, конечно, идёте к свидетелям сделки, уговариваете их подтвердить в суде факт передачи этих денег и так далее. Но если Вы сначала пойдете к адвокату, он скажет: "Пустые хлопоты". В таких делах взыскать долг можно только в том случае, если есть письменные доказательства передачи денег, то есть расписка. Другой пример: к адвокату приходит разводящаяся с мужем женщина. Владельцем квартиры является муж, значит, бывшая жена по новому Жилищному кодексу может жить там только год, да и то - по решению суда. Семейная машина куплена по доверенности, юридически её владелец посторонний человек. Если женщина хочет получить часть этого имущества, то нужно обратиться в суд, чтобы в судебном порядке признать одностороннюю сделку по выдаче доверенности притворной. Для этого адвокат должен собрать доказательства.
Таких примеров можно привести массу.

- Как найти знающего адвоката?

- Только по рекомендации. Её дает человек, которому адвокат помог выиграть дело, а это говорит само за себя. Наш офис расположен в бизнес-центре, и хотя мы работаем с фирмами, никто из соседей за два года к нам не обращался. И это нормально.

- Неожиданный вопрос: кто нужнее сегодня среднестатистическому россиянину - психотерапевт или адвокат?

- Оба нужны, но у нас по традиции и с врачом, и с юристом общаются нечасто. Кстати, о психотерапии. Я могу слушать пришедшего ко мне человека хоть шесть часов подряд. Понятно почему. Но многие этим начинают злоупотреблять… Или другой пример. Скажем, звонит мама задержанного, просит как-то помочь ему в СИЗО. Молодой парень спьяну вырвал телефон у прохожего… Первые несколько суток в СИЗО подростки воспринимают очень тяжело - полное крушение надежд и всей жизни. Не плачет потому, что негде. Мать корит, следователь допрашивает, сокамерники не так поймут... Его приводят ко мне, и я говорю: "Если хочешь, поплачь".

- Адвокат, исповедник, психиатр… Клиенты звонят Вам весь день и весь вечер. У вас тяжёлый крест. Как Вы переключаетесь?

- Прежде всего, я люблю свою работу. А насчёт отдыха… Читаю. Не могу смотреть сериалы "про ментов", этого в жизни хватает. Когда покупаю фильмы на DVD, прошу что-нибудь отвлечённое, вроде "Иронии судьбы...".

- И последний вопрос. Как наши читатели могут определить, что перед ними настоящий ас своего дела?

- Адвокат должен быть очень настойчивым. Он должен быть заметен в суде, должен добиваться, чтобы его слушали. Значит, нужны жалобы, ходатайства. И ещё адвокат должен очень дорожить своей репутацией.

Владимир Свиридов
Ежемесячная газета "Высокий класс"

P.S. Кстати, о репутации. Специалисты коллегии адвокатов "Жуков и Партнёры" вели и ведут многие из нашумевших дел. Список внушительный. Оправдание главы администрации одного из районов Новосибирской области, извинения прокуратуры перед учёным, который, как выяснилось, не разглашал государственные тайны, и многие другие события, попавшие в печать, просто не случились бы без работы специалистов коллегии. Кроме того, согласно партнёрскому соглашению с Американской ассоциацией юристов, адвокаты коллегии представляют интересы и консультируют граждан США, которые проживают в Новосибирской области или приезжают к нам с визитами. В штате коллегии есть адвокат со знанием английского языка.

Читайте также: Все статьи