КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ
Адвокатская палата
Новосибирской области*
630008, г. Новосибирск, ул. Кирова, д. 48,
офис 604, тел. (383) 349-51-20
email: zhukov-partners@mail.ru
Главная \ Наши публикации и комментарии СМИ \ Андрей Жуков: «Как делается, если это «наезд»…

Наши публикации и комментарии СМИ

Андрей Жуков: «Как делается, если это «наезд»…

Уголовные дела все чаще играют самостоятельную роль в общественной жизни. Отставкам губернаторов предшествует возбуждение дел на их ближайшее окружение. В экономике уголовные дела нередко становятся фактором конкурентной борьбы. Но это происходит не только в высших сферах политики или бизнеса. Врачам угрожают уголовные дела по обвинению в ошибке, общественникам — в экстремизме, автовладельцам — в результате ДТП. Как снизить риск возбуждения уголовного дела и как вести себя, если это все-таки произошло, в интервью корреспондентам «КС» ДМИТРИЮ ТРОСТНИКОВУ и ОЛЬГЕ ДМИТРИЕВОЙ рассказал вице-президент адвокатской палаты   Новосибирской области АНДРЕЙ ЖУКОВ.

Уголовные дела все чаще играют самостоятельную роль в общественной жизни. Отставкам губернаторов предшествует возбуждение дел на их ближайшее окружение. В экономике уголовные дела нередко становятся фактором конкурентной борьбы. Но это происходит не только в высших сферах политики или бизнеса. Врачам угрожают уголовные дела по обвинению в ошибке, общественникам — в экстремизме, автовладельцам — в результате ДТП. Как снизить риск возбуждения уголовного дела и как вести себя, если это все-таки произошло, в интервью корреспондентам «КС» ДМИТРИЮ ТРОСТНИКОВУ и ОЛЬГЕ ДМИТРИЕВОЙ рассказал вице-президент адвокатской палаты Новосибирской области АНДРЕЙ ЖУКОВ.


Андрей Владимирович Жуков родился в Кузбассе. До 1994 г. проходил службу в органах военной прокуратуры. Последняя должность — первый заместитель военного прокурора Новосибирского гарнизона. Заместитель председателя правления Новосибирского регионального отделения Международного Союза (Содружества) адвокатов. Почетный адвокат России.


     — Возбуждение уголовных дел на бизнесменов, политиков все чаще становится обыденной реальностью. Вы сталкивались с ситуациями, когда целью было использование самого факта уголовного дела как инструмента в конкурентной борьбе?

    — Чтобы загубить бизнес предпринимателя или репутацию политика, достаточно просто возбудить уголовное дело. И примеров этому масса. В 2004 году один коммерсант при распаде «Сибакадемстроя» приобрел промышленную базу на хорошей территории, возле пляжа «Неоком». Денег на ее развитие не хватало, и коммерсант привлек фирму, за которой стояли органы безопасности. Ему сначала предложили отдать предприятие за 10 миллионов, но предприниматель отказался, и на него завели уголовное дело. Якобы он приобрел эту базу мошенническим путем. Базу арестовали, изъяли у него из собственности. Следствие велось 2,5 года. Человек несколько раз попадал в больницу с гипертонией, оперативные работники приезжали туда, пугали врачей, медсестер, обвиняя в том, что они его за деньги в больнице скрывают. Жене его пришлось уйти с работы из банка, потому что до руководства донесли, что она жена мошенника. Брат вынужден был уйти с судейской работы по той же причине. И только в 2007 году это закончилось…

Я должен сказать спасибо бывшему прокурору области, который разобрался и прекратил это дело, но еще 9 месяцев предпринимателю его арестованную базу не возвращали. То документы терялись, то еще что-то. Нижестоящие органы прокуратуры вновь открывали дела. Потом все-таки его права восстановили, Октябрьский суд взыскал моральную компенсацию за незаконное привлечение к уголовной ответственности, но она была несоразмерна его потерям…

А сейчас подобные процессы нарастают. И если раньше это касалось только бизнеса и политиков, которые пошли против власти, то сейчас не разберешь. Эта дубина бьет налево и направо.

    — Из того случая, который вы рассказали, напрашивается вывод, что правильнее было, наверное, предпринимателю сразу отдать базу за 10 миллионов, как предлагали? Как себя вести, чтобы не оказаться фигурантом уголовного дела? И можно ли вообще этого избежать?

    — Как юрист я обязан сказать: «Строжайше соблюдать закон!» Но, к сожалению, на самом деле держаться в рамках существующих законов просто невозможно. С 2004-го по 2006 год налоговое законодательство менялось 65 раз. Даже юристы не в состоянии уследить за всеми изменениями. По данным проверки Министерства юстиции, 100 000 актов действуют еще со времен СССР! Действует инструкция ЦИК 1934 года или инструкция совнаркома 1957-го. При желании проверяющий всегда сможет найти какую-нибудь инструкцию, чтобы придраться.

К этому добавляется коррумпированность нашей правоприменительной системы. Попадая в жернова этой системы, человек сталкивается с вымогательством на всех уровнях. Но редки случаи, когда обращаются с заявлением на вымогателей. У бизнесменов свое мышление. Они начинают взвешивать плюсы и минусы, и порой считают, что проще откупиться, чем потом участвовать в уголовном процессе в роли потерпевшего. Тратить время и нервы. И к тому же опасаться, как бы после этого не «прилетело» за какие-нибудь другие нарушения — ведь даже проиграв в суде, эти люди могут поквитаться иным способом.

Есть еще одна существенная проблема. У нас изменилась страна, изменились экономический строй, гражданское законодательство, прошло 20 лет. Но многие судьи, милиционеры еще живут с сознанием советского времени. Не обязательно с красным флагом по улице ходить. Сохраняется прежний стереотип: богатый — значит, жулик. В милиции, в налоговой, в прокуратуре, в суде. Это даже не юридическая проблема, а социальная, общественная. Знаю историю, когда на суд по экономическому делу пришел свидетель в дорогих очках престижной итальянской фирмы. Кто-то сказал об их стоимости судье, и та просто ни о чем другом больше думать не могла: «Это надо же, жулики. 45 тысяч за очки отдают!»

    — То есть фигурантам уголовного дела и свидетелям лучше выглядеть скромнее?

    — Если сравнивать уровень достатка бизнесменов и руководства правоохранительных органов, то в органах еще фору дадут. Достаточно полюбоваться на стоянку машин, на которых они подъезжают к своим управлениям…

    — А если человек все-таки попал в тяжелую ситуацию, уголовное дело возбуждено, как себя вести?

    — Люди обычно ищут какие-то окольные пути. Это ошибка, которую делать ни в коем случае нельзя. Здесь и начинаются обман, вытягивание денег, вымогательство. Бессмысленно соглашаться на их условия — история не закончится. Уже заведенное дело так просто не закроешь. Под разными предлогами будут тянуть деньги: «Начальник против, заинтересовался прокурор», — еще что-то. Один коммерсант жаловался мне о наболевшем: «Позорники! Сначала с меня столько требовали, потом столько. А сейчас уже начали по мелочам — ксерокс для офиса просят». Можно только продолжать отдавать деньги впустую. Делая такой шаг, ты попадаешь «под колпак» этих недобросовестных работников, которые знают, что тебя можно припугнуть, надавить. И даже если вроде бы удалось откупиться, скоро появятся новые проверки по другим поводам, других служб — и это никогда не кончится.

Разумные люди создают мощную юридическую службу. Кстати, в СССР они были развиты. Работая в прокуратуре, я тогда столкнулся с юридической службой Чкаловского завода. Мы проводили проверку — одна партия истребителей была выпущена с браком. Мы судились в Госарбитраже СССР, где я с треском проиграл их юридической службе.

Большая проблема — менталитет людей. Как средство защиты можно противопоставить только налаженную юридическую работу на предприятии. А у нас только когда что-то случится — побежали адвоката искать, или к прокурору, или ищут, кому бы взятку дать. А должен быть заранее налажен нормальный документооборот, юридический контроль. Некоторые руководители предприятий скрывают свои действия от своих же юристов. Поэтому юридические службы есть, но они неэффективны. Другой выход — коллегия адвокатов: юридическое сопровождение бизнеса, чтобы предприниматели могли постоянно получать консультации в вопросах уголовно-правовых. Разумные люди пошли по этому пути, и есть случаи, когда можно упредить тяжелые последствия. Недавно предприниматель, выехавший в Молдавию на переговоры, прислал оттуда по факсу проект договора, который собирался заключать. И правильно сделал — там были прописаны условия, которые он заведомо не смог бы выполнить, и стал бы фигурантом уголовного дела.

Нужно заводить службу безопасности не в таком виде, как она сейчас существует. Это превращается в телохранительство. А нужны люди, которые могут вести экономическую разведку и контрразведку, могут выявить недобросовестных конкурентов, выработать стратегии противодействия. В том числе когда возникают проблемы с правоохранительными органами. Это цивилизованный путь.

В Европе и Америке заключают длительные договоры с адвокатами, как абонемент, чтобы через 10 минут адвокат появился, когда он необходим. Если внезапно пришли правоохранительные органы или налоговая с обыском или с выемкой документов — адвокат может проверить законность действий, проконтролировать ситуацию.

Ведь как делается, если это «наезд»? Пришли, вынесли все из офиса, написали «изъято 10 мешков». Даже если дело прекратили, потом возникает проблема получить назад изъятые документы. Половины документов можно недосчитаться. Следователь скажет: «Я у вас ничего не изымал». Опер, который изымал, уволился. Второй опер подпись не ставил, только присутствовал. А бизнесмену надо работать! Там бухгалтерские документы. Бухгалтеру надо их нести в налоговую. Справки, что именно эти документы изъяли, тоже не добьешься — там же были «мешки»… Чтобы такие фокусы не происходили, должен быть учтен каждый документ, количество листов и пр. Пусть даже описание потребует полдня. Кто должен на этом настоять? Сам предприниматель испуган, растерян (и это естественно). Здесь необходим адвокат!

Кто скажет предпринимателю, если его увозят «на беседу» в органы, что он имеет право не говорить, не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии с 51-й статьей Конституции? Даже само присутствие адвоката обычно охлаждает пыл правоохранителей. А для предпринимателя очень важно в такой момент успокоиться и знать, что объяснения можно дать и не сейчас, а завтра, когда человек уже придет в себя.

Года полтора назад делили офис в Кировском районе — там чуть не вся новосибирская милиция собралась. Две фирмы претендовали на одно помещение. С одной стороны — милиция и СОБР, с другой — милиция и ОМОН. Коммерсант сказал: «Я ничего не буду подписывать, пока не приедет адвокат, который ведет дела фирмы». Тот показал следователю правоустанавливающие документы, решения арбитражных судов. После этого коммерсант согласился дать пояснения в присутствии адвоката. И бойцы разъехались, решив, что пусть и дальше все решает арбитражный суд. Конфликт был приведен в цивилизованный вид.

    — А если нет своего адвоката заранее?

    — Бизнес в России — это экстрим. Человек должен быть готов ко всему. Нужно знать, куда звонить. Даже как свидетель человек имеет право на адвоката. Адвоката могут предоставить и органы, но тогда предоставляет адвоката тот же следователь-дознаватель, который проводит проверку. Адвокат может оказаться неквалифицированным или играть заодно со следователем. Нужно забыть о том, что тебе дадут дежурного адвоката. По закону можно отложить дачу показаний и за это время найти специалиста.

    — А какие статьи УК удобны и чаще всего используются для «наездов»?

    — 201-я статья УК РФ «Превышение полномочий в коммерческом предприятии» (аналогичная статья существует и для чиновников — «превышение служебных полномочий»). Очень невнятная статья. Сформулирована так, что дает огромные возможности для интерпретаций, подтасовки. Согласно этой статье опер или следователь оценивает, что является, например, «законным интересом организации», которую возглавляет бизнесмен. Все отдается на откуп тому, кто ведет следствие. В Москве чуть ли не каждое второе дело в отношении коммерсантов возбуждается по 201–й статье.

    — Можно ли привыкнуть к уголовным делам? В тех случаях, когда бизнес совсем уж экстремальный?

    — Бывший вице-губернатор Сергей Аксененко, возглавлявший управление финансов в Новосибирской обладминистрации, говорит, что привык — на него уже несколько лет постоянно заводят уголовные дела. Но зачастую люди просто так пытаются держать удар. Привыкнуть нельзя, наверное. Это психотравмирующая ситуация, которая не только тебя касается. У всех есть семьи, пожилые родители и так далее. Я знаю коммерсанта, у которого шло дело о разделении завода, и пока оно тянулось, он половину родственников похоронил. Здоровья это точно не добавляет. На это зачастую и рассчитывают недобросовестные работники в органах. Они все понимают, спрашивают: «Ну и чего ты добился?»

    — Какие сферы деятельности любого предпринимателя особенно часто дают повод для возбуждения уголовных дел?

    — Особенно чревато уклонение от уплаты налогов. Бывают умышленные нарушения, но есть просто грубые неосторожности. Это влечет лишение свободы плюс добавляется большая материальная ответственность.

Часто руководители грешат при соблюдении Трудового кодекса. Вопросы трудового законодательства наиболее опасны в условиях кризиса. Зарплата, отпуска, больничные — сейчас все это зачастую не выплачивается… Есть указания генерального прокурора — осуществлять надзор за соблюдением трудового законодательства. Количество уголовных дел по этим нарушениям возрастает.

    — Как лучше вести себя с прессой? Многие боятся усугубить ситуацию, ограничиваясь фразой «без комментариев». Некоторые предпочитают активную оборону, дают интервью, рассказывают о возникших проблемах. Что правильнее?

    — Большая ошибка — закрываться от СМИ, особенно по делам, которые уже приобрели публичный характер. Самые большие безобразия обычно происходят в тихом болоте. И у человека, который попал в тяжелую ситуацию, тактически есть возможность защиты — предать все безобразия гласности, создавая общественный резонанс. И суд не должен ограничивать действия СМИ. Если интерес прессы есть, надо идти навстречу.

Читайте также: Все статьи